Запомнить сайт | Связаться с администраторомНаписать письмо

 

Стихотворения Н. Языкова. Спб. 1833.

Московский телеграф, 1833 г, №VI, Март, Полевой К.А.

Г-н Языков писал только в лирическом роде. Воображение его, порывистое, яркое, живое, укладывается только в лирическую форму. Мицкевич прекрасно сравнивает поэта с волной моря, которая, хлынув на берег, убегает назад и оставляет после себя перлы и драгоценности, хранимые в таинственной глубине моря. Можно сравнить и деятельность творческой силы с деятельностью моря, которое наконец образует целые гряды из своих посылок земле. Мгновенные восторги лирического поэта также образуют наконец нечто целое, полное своей разнообразной общностью, и дают тогда средство судить о свойствах стихии, породившей это явление. Так из отдельных, мелких стихотворений г-на Языкова, составилось наконец целое собрание образов, чувствований, картин. Можно и должно сказать о нем свое мнение, и более других нам, которых иногда упрекали не в беспристрастии к г-ну Языкову. Настоящий разбор покажет, справедливо ли это обвинение. Лирическая поэзия действительно есть следствие вдохновений мгновенных, не столь продолжительных, как вдохновение поэзии эпической или драматической. Эпик и драматик приходят в восторг от идей, объемлющих собою целое, так сказать событие продолжительное, разнообразное, многостороннее, и вдохновение их должно быть также долговременно, ибо выразить какую-нибудь огромную идею нельзя без некоторого труда, без продолжительной деятельности, без преодоление многих трудностей. Вдохновение поэта лирического, напротив, есть один пламенный взгляд, одна мысль, часто один образ, вставленные в изящную оправу. Стихи и гармония стихов для него необходимы, ибо в лирической поэзии музыка не отделима от слов. Первоначальное выражение её в песни и само название певца всего приличнее тому поэту, у которого сам род поэзии получил свое название от лиры. Потому-то и всякое лирическое произведение ненременно выливается в стихах, в звуках гармонических, и бывает кратко, певуче, как песнь. Недостанет никакой груди для пение продолжительного: недостанет ни вдохновения, ни предмета лирического для произведение объемного, каковы поэма и драма.
Но одушевляясь восторгами краткими, увлекая и своих читателей только на мгновения, поэт ЛИРИЧЕСКИЙ, разумеется, истинный поэт, всегда бывает верен самому себе, то есть одушевляется в одном направлении, в одной сфере, одинаковым образом, ибо он всегда остается один и тот же человек. Переменяются образы и предметы, переменяется и состояние духа в самом поэте, но его душа, его воображение, его природа—неизменны. Эта неизменимость его есть верный признак силы и дарования, ибо она показывает неистощимость воображение и могущество души, всегда одинаково приемлющих впечатления. Это — употребим слово не русское, неприятное для слуха, но здесь необходимое — индивидуальность поэта, ибо сего свойства не выражает ни русская самобытность, ни варварски выкованная особность. Индивидуальность есть собственная принадлежность поэта лирического, ибо драматик и эпик бывают скрыты в своих произведениях, между тем как лирик всегда выражает себя—и только себя. Он не думает осуществлять идеи какой-нибудь страсти, какого-нибудь характера или события; он сказывает нам только свои впечатления, при взгляде на предмет. Представляя какое-нибудь лицо и заставляя говорить его, он всегда ставит себя на место его и высказывает нам свои мысли.
Другое свойство, необходимое в поэте лирическом, есть современность, ибо кроме того что он человек, он еще сын какой-нибудь земли и гражданин какого-нибудь века. Берегитесь тех лирических поэтов, которые не знают ни отечества, ни времени: это самозванцы. Человек не может вдохновляться тем, чего он не видит и не понимает, и потому восторги его при таких предметах всегда показывают поддельность дарования. Человек, в наше время трепещущий от восторга при имени Аполлона и девяти муз, решительно лжет на себя, или говорит шутя. Русский, желающий быть Греком, Римлянином или Итальянцем в лирической, поэзии — не поэт, ибо он идет вслед и подражает поэтам чужеземных народов, а подражатель не знает вдохновения. Это ремесленник, копирующий чужой рисунок, а не сам создавший его. И наоборот, человек, не одушевляющийся при взгляде на свою природу, на могилы и деяние своих предков, не волнуемый идеями своего времени, своей судьбы, своих сограждан, есть существо слабое, себялюбивое, мелкое, ничтожное, ибо только собственную особу видит он во всей природе, во всем мире, во всем отечестве своем. Не впечатление предметов на душу свою хочет он передать нам, а только мелкие требования своего самолюбия.
Есди мы зададим себе вопрос: какое чувство преимущественно выражают стихотворение г-на Языкова то будем приведены в большое затруднение. Если спросим себя также: какие идеи господствуют в звучных стихах г-на Языкова? Ответ будет не менее затруднителен. Но все еще скорее можно отыскать индивидуальность у этого поэта (ибо она должна быть, болеё или менее, у всякого пишущего), нежели открыть какие-нибудь идеи во сто шестнадцати напечатанных его стихотворениях. Господствующее чувство у него—какая-то живость, разгульность; но воображение его не поражается глубоко ничем и довольствуется впечатлениями легонькими, поверхностными. При этом стих г-на Языкова закален громом и огнем Русского языка. Немногие из стихотворцев Русских умели так счастливо пользоваться богатством выражений и неожиданностью оборотов нашего могучего языка! Заметим, что это достоинство важно в стихотворце, а не в поэте. Конечно, поэт, и особенно лирический, должен быть равно превосходен и в наружной отделке, и во внутреннем смысле своих произведений; но это же само показывает, что одно из этих свойств, без другого, есть уже несовершенство. Без господствующего чувства, без индивидуальности нет лирического поэта, ибо отсутствие индивидуальности показывает слабость воображения, которое у поэта должно глубоко и пламенно отражать то, что незаметно скользит по душевным фибрам людей обыкновенных. Предметы существуют для всех равно, но различно отражаются в душах. В этом отношении поэт подобен зеркалу, которое ясно и верно показывает все, что приходит в оптическую точку его. Но поверхность тусклая, или слабо отполированная, представляет нам все предметы неверно и неясно: таково свойство и людей обыкновенных. Напротив, теснясь в душу поэта, все впечатление становятся ясны и разительны, ибо поэт, так сказать, сосредоточивает в один фокус разбегающиеся лучи и передает их в этом новом, преображенном виде толпе, жадной и готовой принимать все, чего не может она создать собственными силами. Но этого-то свойства нет в г-не Языкове. Все впечатления скользят по душе его. У него нет той индивидуальности, которая пламенеет ярким огнем и отражается миллионами радужных переливов в стихотворениях Державина, всегда сильных, разительных и остающихся в душе; у него нет глубины впечатлений Пушкина, передаваемых в образах ясных и светлых, но оттененных какою-то поэтическою грустью; нет веселости, нет самозабвения Батюшкова. прославляющего вино и забавы не потому что они туманят голову, но потому что он узнал непрочность и неверность всего подлунного, узнал как поэт, и доказывает нам это каждым своим стихотворением; у него нет и стремление в лучший мир, столь пленительного в грустных и веселых вдохновениях Жуковского. Одним словом, у г-на Языкова нет впечатлений, которые показали бы нам его душу, нет индивидуальности поэтической. Он говорит, как толпа современной молодежи, только сопровождает слова свои звуками гармонической лиры.
Искать ли у него идей и вдохновений народных, русских, или современных, всемирных? Труд будет напрасен. Г-н Языков не подражает никому: в этом должно отдать ему справедливость; но за то он глядит и на все предметы равнодушно. Никакое событие, никакое явление, никакое чудо природы не поражает его. Он холоден ко всему, кроме немногих, можно сказать домашних своих отношений. Главный предмет песнопений его — студенческая жизнь в Дерпте. Она заставила его написать довольно посланий к товарищам, к друзьям, довольно описаний празднеств и подвигов студенческих. Любовь — чувство непонятное для г-на Языкова. Он прославляет розовые ланиты, пурпурные уста, утехи любви; но любовь истинная, любовь Мицкевичей, Петрарк, Шиллеров, неизвестна ему. Еще важный отдел занимает у г-на Языкова воспоминание о знакомстве с Пушкиным. Когда-то случилось Дерптскому поэту съездить в Тригорское и погостить там у Пушкина. Сколько вдохновение доставили ему проведенные там часы! Старая няня, завтраки, пунш нового изобретения, шаткие столики и бревенчатые мостики, словом, все достопамятности Тригорского воспеты г-м Языковым в нескольких стихотворениях. Кажется, это самое живое впечатление жизни его, перед которым уничтожается даже Дерптская жизнь, хотя о ней писал он гораздо больше.
Что еще найдем мы у г-на Языкова? Несколько альбомных стихотворений, очень милых; несколько поэтических воспоминаний о старой Руси; несколько посланий, задумчивых, прелестных. Нам кажется даже, что г. Языков не рожден быть поэтом веселья, хотя особенно ему жертвовал он на алтаре муз. Мнение это не покажется странным, если сообразим, что лучшие стихотворение его, как то: «Ливония», «Пловец», «Воспоминание об А. А. Воейковой», и некоторые Элегии, принадлежат не к тем, в которых поэт старался выразить буйство разгула, и которые часто приторны и несносны. Даруй Бог, чтобы лета охладили прививные восторги поэта, и обратили его на истинный путь дарования — на неподдельность мыслей и чувств.
Впрочем, всегдашним, лучшим перлом стихотворений г-на Языкова останется выражение оных. В этом он часто бывает прекрасен и пленителен. Вот изображение вечера:

Прохладен воздух был; в стекле спокойных вод,
Звездами убранный, лазурный неба свод
Светился; темные покровы ночи сонной
Струились по коврам долины благовонной;
Над берегом, в тени раскидистых ветвей,
И трелил, и вздыхал, и щелкал соловей.

Какая роскошь и верность в этой картине! Для противоположности, представим очерк совсем другого рода:

Не лес завывает, не волны кипят
Под сильным крылом непогоды;
То люди выходят из киевских врат:
Князь Игорь, его воеводы,
Дружина, свои и чужие народы
На берег днепровский, в долину спешат;
Могильным общественным пиром
Отправить Олегу почетный обряд,
Великому бранью и миром.

Эти стихи, мужеством своим напоминают Олега Пушкинского. Но всего лучше у г-на Языкова порывистые, удалые стихи его. Приведем в пример маленькое послание к Л.Н. Вульфу.
Мы высоко уважаем дарование г-на Языкова, и отдаем справедливость всем светлым сторонам его поэзии, может быть более нежели самые ревностные его хвалители. Но это самое уважение заставило нас сказать откровенно все, что думаем мы о стихотворениях его, изданных ныне в книге. Пояснив самый род поэзии, которым исключительно занимается он, указав на особенные свойства лирической поэзии, и представив требование искусства, мы искали в его стихотворениях красот, замечая в тоже время и недостатки. Что нашли мы? Односторонность и какую-то холодность чувства; мало индивидуальности поэтической, но за то самобытность, или лучше сказать незаимственность картин; мы не нашли в нем никаких глубоких, многообъемлющих идей, но заметили язык и выражения истинно-поэтические. Достоинства г-на Языкова можно выразить тремя словами: он поэт выражения. Не у многих есть и это.

Кс. Полевой.

 

 

Рекламные объявления
Вчера узнал, что новый контент можно забирать отсюда.

 

Все права защищены © 2007